Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Мир находится на пороге больших перемен и потрясений

Несмотря на изменения, вызванные мировым финансовым кризисом, мы полагаем, что в обозримом будущем – ближайшие 20-30 лет – мир по-прежнему в целом будет находиться в положении «сильный Запад – слабый Китай». США в слепой самоуверенности направили острие атаки против двух держав – России и Китая. Однако в ближайшие годы Америка как государство-империя будет слабеть, и для замедления этого процесса ей придется все больше опираться на Европу, Японию и другие страны. Пока сложно предсказать, каким окажется через 20-30 лет результат сотрудничества, конкуренции, игр и борьбы между крупнейшими государствами и группировками мира, однако уже сейчас ясно одно: с момента начала мирового финансового кризиса и до 20-30-х годов нынешнего века, а возможно и до его середины, мировая архитектура будет находится в состоянии сильной турбулентности и даже потрясений. Это неизбежный результат копившегося долгое время конфликтного потенциала, источником которого являются  различные противоречия в мире.

Более серьезный кризис - еще впереди

Тому есть несколько причин. Во-первых, мировая экономика вступила в длительную полосу рецессии. С глобальным распространением неолиберализма волна приватизации ведет мировую экономику в тупик. Американская элита, составляющая 1% населения, прибрала к рукам почти 1/4 национального дохода. Бедных в мире становится все больше, и они продолжают беднеть. Богатых – меньше, и они только богатеют. Обеднение происходит почти во всех странах, ярким показателем является резкий рост суверенного долга и бюджетного дефицита в различных странах. В 2011 году государственный долг и дефицит бюджета США составили соответственно 100% и 11% от ВВП. Для 17-ти стран Еврозоны эти показатели в среднем составили 87% и 6%, значительно превысив потолок в 60% и 3%, зафиксированный в Пакте стабильности и роста ЕС.

Во-вторых, более серьезный мировой финансовый кризис - еще впереди. Причиной тому являются те меры, которые основные страны применяют в качестве кризисного реагирования: сокращение бюджетных расходов, денежная эмиссия, распродажа государственных активов для выплат по государственным обязательствам, переход экономики на высокотехнологичные инновационные рельсы и т.д. Эти действия могут локально и временно ослабить противоречия, но в долгосрочной перспективе они готовят почву для более масштабного социально-экономического кризиса во всем мире. Прямым следствием бюджетной экономии является сокращение потребления, усугубление безработицы, социальные потрясения. Распродажа государственных активов напрямую ведет к большему сосредоточению в руках частного либо иностранного капитала стратегических инфраструктурных предприятий, земли, полезных ископаемых и других ресурсов, непосредственно затрагивающих государственную сферу и благосостояние населения, что усугубляет социальную поляризацию. Перевод экономики на высокотехнологичные инновационные рельсы в конечном итоге ведет к тому, что в мировом масштабе уменьшается трудовой доход и увеличивается доход капитала, что еще более обостряет базовое противоречие между неограниченным расширением производства и ограниченным спросом общества.

Необходимо отбивать попытки США вбить клин между Китаем и Россией

В-третьих, западный мир во главе с США переживает экономический закат, при этом по-прежнему сильны такие средства жесткой силы, как финансовый и военный сектор. Они по-прежнему безраздельно контролируют средства так называемой мягкой силы, в том числе - определение международных правил, манипулирование общественным сознанием и др. Используя разнообразные методы «настройки», они в сотрудничестве, конкуренции и борьбе с многочисленными странами третьего мира используют как жесткую, так и мягкую силу. Вместе с углублением мирового финансового кризиса стоящее за сотрудничеством, конкуренцией и борьбой между мировыми державами противостояние в таких сферах, как энергоресурсы, продовольствие, финансы, интернет и даже споры за территории и акватории, будет лишь усиливаться. Конечно, найти подходящего партнера, чтобы развязать войну чужими руками, - оптимальный выбор для западного мира во главе с США. В современной Азии наилучшей для них попыткой было бы обратить в свою пользу конфликты между Китаем и Вьетнамом, КНДР и Южной Кореей, Ираком и Ираном, а затем и между Китаем и Японией, Китаем и Индией и т.д. США могут даже воспользоваться проверенным в двух мировых войнах приемом зарабатывания денег на поставках оружия двум сторонам конфликтов. Нам необходимо решительно защищать собственный суверенитет и территориальную целостность – здесь нет места половинчатости, двусмысленности и колебаниям.

В-четвертых, США в слепой самоуверенности направили острие атаки против двух держав – России и Китая. Бывший помощник министра финансов США Пол Робертс недавно опубликовал статью, где говорится: «Факты никогда не были столь очевидны: обе партии в Вашингтоне направили острие своей атаки на Россию и Китай. Пока неясно - целью США является уничтожение этих двух стран или всего лишь доведение их до состояния, когда они будут неспособны противостоять глобальному доминированию Вашингтона». Мы считаем оба этих утверждения верными. Нейтрализация возможностей противодействия России и Китая – цель США на данном этапе, а разрушение этих двух стран – их задача-максимум. В этом стремлении американцы движимы наличием у России богатейших ресурсов и мощного ВПК, а также емким рынком и растущим экономическим потенциалом Китая. В глазах Вашингтона в России под руководством В.В.Путина восстанавливается так называемая «национальная диктатура»; а бурное развитие социализма с китайской спецификой с точки зрения идеологии и ценностей представляет для США смертельную угрозу. В июле этого года госсекретарь США Х.Клинтон в ходе 13-дневного турне посетила 9 стран, включая Францию, Афганистан, Японию, Монголию, Вьетнам и др. В определенном смысле в ее выступлениях читалась антироссийская и антикитайская направленность. Разумеется, необходимо не допустить той ситуации, когда западный мир во главе с США успешно вбил бы клин между Китаем и Россией, сформировав широчайший «единый международный фронт», сперва окружив и уничтожив Китай, а затем, двинувшись на север, расчленил бы Россию. Таким образом Западом была бы достигнута цель окончательного мирового доминирования.

Обострение различных мировых противоречий и проблем

В-пятых, неолиберализм, продвигаемый Западом во главе с США, имеет свой срок «сбора урожая», который наступит через 3-5, максимум 10 лет. Развитые страны, с одной стороны, осуществляют масштабный перенос грязных, энерго- и трудоемких производств в развивающиеся страны, а с другой – у себя дома ускоренными темпами развивают высокотехнологичное и инновационное производство, непрерывно осуществляя трансформацию модели экономического роста. Такое сотрудничество может продлиться еще несколько лет. В определенном смысле оно жертвует долгосрочными интересами развивающихся стран в угоду сиюминутной выгоды. Как только закончится потенциал такого «взаимовыгодного» сотрудничества и наступит срок «сбора урожая», конфликт будет неизбежен. Масштабный уход иностранного капитала еще больше обострит так называемые «экономические дисбалансы» по всему миру и принесет еще больше глобальных потрясений.

В-шестых, с углублением мирового финансового кризиса по всему миру будут вскрываться и обостряться противоречия и проблемы, доставшиеся в наследство от истории. Это может коснуться самых различных «спящих» споров на этнической, религиозной почве, замороженных конфликтов за суверенитет и экономические интересы.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что пока еще не произошла смена эпох, однако лейтмотив и тенденции эпохи уже изменяются и даже сменяют друг друга. Мир находится на пороге больших потрясений, перестройки и перемен. В этом подвешенном состоянии он может оставаться еще 10-20 лет. В мире в любой момент могут произойти масштабные непредвиденные события и возникнуть новые проблемы. К этому следует быть морально готовыми и иметь стратегию реагирования. Лишь в этом случае мы сможем своевременно и правильно воспользоваться беспрецедентными стратегическими возможностями, чтобы ответить на небывалые стратегические вызовы.

Автор: Ли Шэньмин – заместитель директора Китайской академии общественных наук.

Перевод выполнила Татьяна Щенкова.

Оригинал публикации: 世界正处于大动荡、大变革前夜

Опубликовано: 22/09/2012 19:35
http://inosmi.ru/world/20120924/199624596.html

Суверенные деньги против гегемонии банкиров

Оригинал взят у serg_kmdz в Суверенные деньги против гегемонии банкиров
(выдало "post too large", так что см. начало записи тут - http://serg-kmdz.livejournal.com/35223.html)

Но большинство информации в отношении финансового могущества Ротшильдов достоверно подтвердить невозможно. Во всяком случае мне ни разу не доводилось столкнуться с чёткими высказываниями достаточно авторитетного источника на сей счёт. Вполне вероятно, что в определённом смысле утверждения о том, что Ротшильды контролируют значительные доли голосующих акций во многих международных банках, и являются верными. Но что означает этот "контроль"? Дело в том, что право собственности на ценные бумаги подразделяется на юридическое право собственности (legal title) и бенефициарное право собственности. Настоящим собственником является бенефициар (beneficiary). Юридическим собственником является как правило банк-хранитель (custodian – см. выше информацию о крупнейших хранителях мира), выступающий в качестве суб-хранителя (sub-custodian), либо иное специальное юридическое лицо, на имя которого открыт счёт в ценных бумагах. У хранителя или иного юридического лица должен иметься список (реестр) бенефициаров в отношении ценных бумаг, числящихся по данному счёту в ценных бумагах. Реальными собственниками являются бенефициары. Такая концепция имеет свои корни в трастовом праве (trust law), которое очень сложное и может иметь кучу нюансов в каждом отдельном случае. Всё это очень удобно для сокрытия реальных окончательных собственников. То, что цепочка юридических собственников может быть длинной – понятно (сеть банков-хранителей, имеющих право открывать счета в ценных бумагах, столь же велика и разветвлена, как и международная сеть банков, открывающих обычные текущие счета). Но эта информация может быть потенциально легко вскрыта и обнародована. А вот что касается окончательных бенефициарных собственников, то тут официально можно получить только имя первого такого собственника, имя которого известно последнему в цепочке банку-хранителю. По идее только один бенефициар и должен быть. Но как я уже сказал, трастовое право может иметь много индивидуальных нюансов и вполне возможно существование юридических конструкций, дающих возможность использовать и иерархию бенефициаров. В таком случае имя окончательного собственника может быть недоступно не только для обычных людей (прессы и т.п.), но и для официальных властей. Кроме того, кроме официальных правовых отношений могут существовать и неофициальные, т.е. когда действует не закон, а некая сложная система "понятий". В общем, вероятнее всего, что Ротшильды не являются окончательными лицами, осуществляющими контроль – "имена" окончательных лиц, осуществляющих власть, не должны быть на слуху вообще.

На основе публичной информации установить в полном объёме окончательных собственников большинства международных банков невозможно. Кто-нибудь мог бы возразить – а зачем мол вообще это всё, окончательным собственником всего на Земле, включая все банки и иные финансовые учреждения, является Бог. Ну, с философской точки зрения зерно истины в таком высказывании есть. Но в целом же ведь это типичная демагогия. Окончательных собственников действительно полностью не установишь, но определённые значимые выводы на основе даже только публичной информации можно в некоторых случаях делать. Мне удалось найти всего одно, но очень хорошее обоснованное исследование по данному вопросу - The Ultimate Controlling Owner of Spanish Commercial Banks. В нём сделана попытка установить "окончательных контролирующих собственников" испанских банков в период с 1996 по 2004 гг. Исследование показало, что 97% испанских банков имеют "окончательного контролирующего собственника", причём 26% банков контролируются "семьями". Зачастую контроль достигается за счёт сложных пирамидальных структур (pyramidal structures) участия в капитале банка и за счёт перекрёстных владений (cross-holdings), когда акционер банка контролируется самим банком. В данном исследовании испанских учёных упоминается одно важное "имя" - "Chase Nominees". Слово "nominee" означает "номинальный держатель". Такой термин часто можно встретить в законодательстве о хранителях ценных бумаг. Подразумевает оно то, что данное лицо является не окончательным собственником, т.е. бенефициаром, а юридическим и действует в интересах бенефициара. Траст Chase Nominees Limited является юридическим собственником крупных пакетов голосующих акций в крупнейших испанских банках. На конец 2011 года Chase Nominees имел 7,97% в Santander и 7,13% в BBVA. Это публичная информация из годовых отчётов о корпоративном управлении (corporate governance report). Из этих же отчётов можно узнать, что на конец 2011 года в Santander 8,34% имел State Street Bank and Trust, 6,46% EC Nominees Ltd. и 5,55% BNY Mellon; а в BBVA 7,49% State Street Bank and Trust и 3,73% BNY Mellon. Всё это, понятное дело, номинальные держатели. State Street и BNY Mellon – это известные глобальные банки-хранители. А вот Chase Nominees и EC Nominees – это трасты, значимой информации о которых очень мало. Считается, что реальный контроль над управлением испанского гиганта Santander осуществляет семья Ботинов (глава – Emilio Botin), несмотря на то, что все Ботины вместе владеют немногим более 2% голосующих акций.

Тут следует упомянуть имя ещё одной "номинальной компании" ("nominee company"), которая в отличие от Chase Nominees практически ни в каких отчетах об акционерах компаний/банков не упоминается, но которая имеет по всей видимости большое значение для международной финансовой олигархии. Речь идёт о Bank of England Nominees. Эта копания на 100% принадлежит центробанку Соединённого Королевства – Банку Англии (Bank of England - BoE). Информация о том, что эта компания является 100-процентной дочерней компанией BoE появилась впервые в годовом отчёте BoE за 2006 год. Но до отчёта за 2010 год она упоминалась под сокращённым именем - BE Nominees. В серьёзных СМИ Bank of England Nominees упоминается очень редко. В качестве примеров могу привести только статью в The Guardian от 30 мая 2002 г. и материал для сюжета на BBC One от 5 мая 2004 г. Там утверждалось, что Bank of England Nominees служит для сокрытия инвестиций королевской семьи и глав иных государств. Примерно то же самое утверждалось на сайте министерства обороны Австралии в отчёте "HMAS Sydney and Intelligence Services in Australia" (первый абзац на стр. 8), причём со ссылкой на книгу Дэвида Айка (David Icke) "The Biggest Secret". Официальный ответ Банка Англии по поводу Bank of England Nominees (BOEN) появился 5 марта 2010 г. Появился он в ответ на запрос от 10 февраля 2010 г. некоего Mr E Danielyan - он оформил открытый запрос в отношении Bank of England Nominees через сайт WhatDoTheyKnow. В ответе BoE, в частности, утверждалось, что "BOEN действует как номинальная компания для владения ценными бумагами от имени определённых клиентов". Создана она была в 1977 г. как 100-процентная "дочка" BoE. Дополнительные поиски указывают на то, что дата создания – 6 апреля 1977 г., а определённые льготы в отношении раскрытия информации были предоставлены 21 апреля 1977 г. Зачем представителю Независимой партии Соединённого Королевства (UK Independence Party) было оформлять официальный вопрос от 17 февраля 2011 г. Комиссии Европарламента в отношении акционеров Bank of England Nominees (видео – тут)? Ведь официальная информация в отношении этого была в годовых отчётах Банка Англии, как я уже сказал, начиная с отчёта за 2006 г. Сам я информацию про Bank of England Nominees искал в Интернет в начале сентября 2010 г. Может это такой привет к моему дню рождения – ведь он у меня как раз 17 февраля. Случайное совпадение? Вполне возможно.

Из годовых отчётов и иных официальных источников можно узнать имена крупнейших акционеров. В ряде случаев они являются одновременно юридическими собственниками и бенефициарами. Но углублённое исследование в направлении окончательных собственников, т.е. определение акционеров таких бенефициаров и т.д., выходит за рамки данной записи. Т.е. я тут просто добавлю дополнительные штрихи в эту часть "информационной картины". Приводимые ниже данные – это либо данные на конец 2011 года, либо на определённую дату уже в 2012 году, либо в 2011-м (последние, какие удалось найти).

Deutsche Bank: BlackRock – 5,14%; Credit Suisse – 3,86%. BlackRock (США) – крупнейший в мире управляющий активами. На 31 марта 2012 г. активов в управлении у него было на $3,684 трлн. Собственные активы на конец 2011 г. были всего $180 млрд. Крупнейшие акционеры BlackRock: PNC Financial Services Group – 24,0% голосующих акций (21,0% капитала) и Barclays – 2,2% голосующих акций (19,7% капитала). PNC Financial Services – относительно крупный банк США с активами в $271 млрд. По некоторым мнениям BlackRock – одна из наиболее влиятельных финансовых фирм в мире. BlackRock означает "чёрная скала".

Mitsubishi UFJ: Japan Trustee Services Bank – 7,67%, Master Trust Bank of Japan – 4,66%, State Street Bank and Trust – 2,67%, SSBT OD05 Omnibus Account – 2,13%, Nippon Life Insurance – 1,91%, BNY Mellon as Depositary Bank for DR Holders – 1,78%. В отличие от крупнейших акционеров Deutsche Bank, тут все (кроме Nippon Life) – номинальные держатели акций. В основном это японские трастовые фирмы, но присутствуют и 2 крупнейших американских специализированных банка-хранителя - State Street и BNY Mellon.

BNP Paribas: SFPI – 10,7%, AXA – 5,5%, Grand Duchy of Luxembourg – 1,1%. SFPI – "Федеральная холдинговая и инвестиционная компания". Её единственным акционером является федеральное правительство Бельгии. SFPI осуществляет управление владениями акций федерального правительства Бельгии, но имеет и много вложений на своё собственное имя. Вложение в BNP Paribas – от имени правительства Бельгии. Grand Duchy of Luxembourg - Великое Герцогство Люксембург, т.е. Люксембург как государство.

ICBC (Industrial and Commercial Bank of China): HKSCC Nominees – 24,6%, доли процента имеют несколько китайских страховых компаний, прежде всего Ping An Insurance – 0,7%. HSBC имеет 15,57% в Ping An Insurance. HKSCC – Hong Kong Securities Clearing Company (холдинг, которому принадлежит Гонконгская фондовая биржа), а HKSCC Nominees – его номинальная компания. Контрольный пакет у правительства Китая (цифры по государственным акционерам не привожу, как и по остальным китайским банкам).

Barclays: China Development Bank – 2,07%.

Bank of America: State Street Global Advisors – 4,0%, Vanguard Group – 3,9%, BlackRock Institutional Trust Company – 3,3%, Citi Investment Research – 2,1%, JP Morgan Asset Management – 1,7%. Всё это бенефициары. Vanguard (США) – один из крупнейших в мире управляющих активами (активов в управлении на $1,7 трлн.). Остальные – это подразделения State Street, BlackRock, Citigroup и JPMorgan Chase соответственно.

Mizuho Financial Group: Japan Trustee Services Bank – 10,00%, Master Trust Bank of Japan – 3,67%, SSBT OD05 OMNIBUS ACCOUNT – 2,53%, Barclays Capital Japan – 1,59%, Dai-ichi Life Insurance – 1,06%, STATE STREET BANK – WEST PENSION FUND CLIENTS – 0,75%.

China Construction Bank: HKSCC Nominees – 24,89%, Temasek - 8,4%, Bank of America – 0,8%, Ping An Insurance – 0,55%.

Про Temasek следует сказать поподробнее – это крупный акционер и некоторых других банков (см. ниже). Temasek Holdings - инвестиционная компания, единственным акционером которой является Инкорпорированный Министр финансов (Minister of Finance (Incorporated)) Сингапура. И хотя принадлежит данная компания по сути правительству Сингапура, она не является типичным суверенным фондом благосостояния (sovereign wealth fund – SWF). Temasek управляется полностью на коммерческих принципах и не управляет, как большинство других суверенных фондов благосостояния, какой бы то ни было частью золотовалютных резервов своей страны, а обладает собственными активами, которыми управляет самостоятельно. Temasek на яванском языке означает "морской город" – название древнего города на месте современного Сингапура. Кроме China Construction, Temasek имеет в своём портфеле акции таких банков: ICBC – 1,3%, Bank of China – 1,1%, Standard Chartered – 18,2%, DBS Group – 29,51%, ICICI Bank – 2%,
Bank Danamon – 67%. DBS – крупнейшая сингапурская банковская группа (активы $217 млрд. на конец 2011 г.). ICICI – второй по величине банк в Индии (активы $99 млрд. на 31 марта 2012 г.). Danamon – индонезийский банк. Сейчас завершается сделка по продаже DBS доли Temasek в Danamon в обмен на увеличение доли Temasek в DBS до более 40%. Особо следует отметить высокую долю в британском Standard Chartered. Сингапур, вообще, это такой образец глобализации и государство-корпорация в одном лице. В этом смысле Temasek является подобием государства Сингапур в целом. В рейтинге индекса экономической глобализации (составляется швейцарским экономическим институтом KOF) Сингапур уже давно занимает верхние строчки, а начиная с рейтинга за 2008 год – уверенно первое место (в 2012 – тоже).

Bank of China: HKSCC Nominees – 29,13%, Temasek - 1,1%, Mitsubishi UFJ – 0,19%.

Citigroup: BlackRock – 5,26%.

Agricultural Bank of China: HKSCC Nominees – 8,99%, Ping An Insurance – 1,24%, China Life Insurance – 0,41%, Standard Chartered – 0,37%.

Sumitomo Mitsui Financial Group: Japan Trustee Services Bank – 8,5%, Master Trust Bank of Japan – 5,1%, SSBT OD05 OMNIBUS ACCOUNT – 2,65%, MELLON BANK, N.A. AS AGENT FOR ITS CLIENT MELLON OMNIBUS US PENSION – 1,24%, STATE STREET BANK AND TRUST – 1,13%, Nomura Securities – 1,1%, Nippon Life Insurance – 1,09%, Mitsubishi UFJ Morgan Stanley Securities -1,06%. Тут Nomura, Nippon Life и Mitsubishi UFJ Morgan Stanley – бенефициары. Последний – СП Mitsubishi и Morgan Stanley.

Societe Generale: Groupama – 3,92%. Groupama – от GROUPe des Assurances Mutuelles Agricoles ("группа взаимных сельскохозяйственных страховок"). Это французская международная страховая компания (собственные активы на конец 2011 г. – $124 млрд.).

UBS: Chase Nominees - 11,41%, Cede & Co. - 7,01%, Government of Singapore Investment Corporation (GIC) – 6,4%. Cede & Co. - дочерняя номинальная компания американского клирингового агентства DTC. GIC – сингапурский суверенный фонд благосостояния.

Wells Fargo: Berkshire Hathaway – 7,7%. Berkshire Hathaway – холдинговая компания, контролируемая миллиардером Уорреном Баффетом (Warren Buffett).

UniCredit: Mediobanca – 5,247%, International Petroleum Investment Company (IPIC) – 4,991%, Центральный банк Ливии – 4,988%, Fondazione Cassa di Risparmio Verona – 4,211%, Fondazione Cassa di Risparmio di Torino – 3,319%, BlackRock – 3,107%, Carimonte Holding – 2,910%, Libyan Investment Authority – 2,594%, Allianz – 2,034%. IPIC – инвестиционная компания, принадлежащая на 100% правительству эмирата Абу-Даби (часть Объединённых Арабских Эмиратов). Mediobanca (активы на конец 2011 г. - $80 млрд.) – ведущий итальянский инвестбанк, в котором сам UniCredit имеет 8,71%. Всё это данные на конец 2011 г. – из годового отчёта UniCredit. Как видно, формально наибольший процент имели структуры, представляющие центральную власть Ливии – почти 7,6% в совокупности.

Credit Suisse: Olayan Group - 6,6%, State of Qatar (Qatar Investment Authority) - 6,2%. Olayan – международная компания из Саудовской Аравии. Qatar Investment Authority – суверенный фонд благосостояния Катара.

AXA: BNP Paribas – 5,35%.

Commerzbank: Allianz – менее 5%, BlackRock – более 3%.

Intesa Sanpaolo: Compagnia di San Paolo – 9,718%, Fondazione Cariplo – 4,948%, Fondazione C.R. Padova e Rovigo – 4,839%, Credit Agricole – 3,819%, Ente C.R. Firenze – 3,320%, Assicurazioni Generali – 3,274%, BlackRock – 2,430%, Fondazione C.R. in Bologna – 2,023%. Intesa Sanpaolo – крупнейший акционер итальянского центробанка. О нём, структурах типа "Fondazione", Compagnia di San Paolo см. в моей работе по Банку международных расчётов - http://serg-kmdz.livejournal.com/2011/04/25/ (в начале 3-й записи – в одну запись статья у меня та не влезла).

National Australia Bank: HSBC Custody Nominees – 16,9%, JP Morgan Nominees Australia – 13,6%, National Nominees – 12,1%, Citicorp Nominees Pty – 5,6%. Все – номинальные компании.

Morgan Stanley: Mitsubishi UFJ – 22,4%.

Bank of Communications: HKSCC Nominees – 21,92%, в т.ч. HSBC – 19,03%.

Commonwealth Bank of Australia: HSBC Custody Nominees – 12,8%, JP Morgan Nominees Australia – 10,7%, National Nominees – 8,5%, Citicorp Nominees Pty – 4,4%. Все – номинальные компании (первая четвёрка та же, что и у National Australia Bank).

Westpac: HSBC Custody Nominees – 15,1%, JP Morgan Nominees Australia – 12,3%, National Nominees – 10,7%, Citicorp Nominees Pty – 4,6%. Все – номинальные компании (первая четвёрка та же, что и у National Australia Bank и Commonwealth Bank of Australia).

ANZ (Australia and New Zealand Banking Group): HSBC Custody Nominees – 17,8%, JP Morgan Nominees Australia – 14,3%, National Nominees – 13,5%, Citicorp Nominees Pty – 5,6%. Все – номинальные компании (первая четвёрка та же, что и у National Australia Bank, Commonwealth Bank of Australia и Westpac).

Standard Chartered: Temasek - 18,152%, BlackRock – 6,96%, Aberdeen Asset Management – 6,87%, Legal & General Group – 3,425%. Aberdeen Asset Management – британский международный управляющий активами (на 31 марта 2012 г. в управлении было $295 млрд.). Legal & General – британская международная финансовая компания (на конец 2011 г. в управлении было $586 млрд.).

Danske Bank: A.P. Møller Mærsk Group and the A.P. Møller and Chastine Mc-Kinney Møller Foundation – 22,84%, Fonden Realdania – 10,07%, Cevian Capital – 5,06%. Крупнейшие акционеры датского банка очень примечательны. Группа Moller – Maersk (или просто Maersk) – это датский конгломерат, оперирующий в 130 странах с персоналом в 108 тыс. человек. Maersk, в частности, считается крупнейшим в мире оператором контейнерных судов. Maersk владеет крупным танкерным флотом. Название (Maersk Nautilus) и вид ведущего танкера впечатляют (метафоричность слова Nautilus, думаю, всем понятна). Основной акционер (более 50% голосующих акций) группы Maersk – фонд A.P. Møller and Chastine Mc-Kinney Møller Foundation, который в свою очередь финансируется в основном самой группой A.P. Moller - Maersk. Realdania – стратегический фонд, созданный с целью инициации и поддержки проектов по улучшению "построенной" окружающей среды ("built environment"). Миссия Realdania – улучшать качество жизни для общего блага с помощью "построенной" окружающей среды. Cevian Capital – относительно малоизвестная инвестиционная фирма с шведскими корнями. Фонды с целями благотворительного и иного, не связанного напрямую с финансами, характера встречаются в качестве акционеров банков ещё только в Италии. Наиболее ярким примером тут является крупнейший акционер Intesa Sanpaolo - Compagnia di San Paolo. Но в случае с Danske Bank они являются не просто акционером, а по сути имеют почти контроль – около 33% голосующих акций может означать де-факто возможность осуществления контроля.

Assicurazioni Generali: Mediobanca – 13,24%, Bank of Italy – 4,49%, Leonardo Del Vecchio – 3,00%, Blackrock – 2,84%, De Agostini - B&D Holding Group – 2,43%, Caltagirone Group – 2,27%, Effeti S.p.A. – 2,21%. Bank of Italy – итальянский центробанк. Leonardo Del Vecchio – итальянский миллиардер. Про итальянский центробанк и Assicurazioni Generali см. в моей работе по Банку международных расчётов - http://serg-kmdz.livejournal.com/2011/04/25/ (в начале 3-й записи – в одну запись статья у меня та не влезла).

Все приведенные выше "имена" акционеров лишь немного уточняют "картину", но суть, конечно же, не в них. Тем более, что многие из них могут меняться (и меняются) достаточно часто. Основная часть акций многих из перечисленных банков находится в свободном обращении (free float) и акционеров там тысячи, а иногда сотни тысяч – у HSBC на 31 декабря 2011 г. было 220 504 акционера. Но это вовсе не означает, что определённая их часть не может быть связана между собой неявным образом причём в рамках определённых никому неподотчётных структур.

Вне зависимости от ответа на вопрос об окончательных контролирующих собственниках международных банков однозначно можно сделать следующее утверждение. Выпуск денег (и обеспечение субъектов хозяйствования финансовыми ресурсами) в современном мире контролируется в основном не суверенными государствами, а частными международными банками и иными финансовыми структурами. Контроль над выпуском денег безусловно даёт большую власть. Правда это верно лишь в том случае, если предполагать достаточно высокий процент концентрации собственности либо высокий уровень "консенсусности" в среде международных банкиров. Но оснований делать такие предположения вполне достаточно – особенно в отношении "консенсусности" по многим важным политическим вопросам. Именно за счёт "консенсусности" (и доверительности) в среде международной финансовой олигархии возможно владение напрямую всего 2% голосующих акций, но обладание возможностью осуществлять почти полный окончательный контроль (как в случае с Santander и Ботинами).

Как будто в подтверждение моих слов о "консенсусности" – примерно тогда же, когда я об этом писал – появилась новость об "объединении" Рокфеллеров и Ротшильдов. Она сразу попала в сводки теленовостей, а это значит, что Рокфеллеры и Ротшильды намеренно создали данный символический информационный повод. Я её услышал по каналу РТР днём 30 мая. А в Financial Times она вышла поздним вечером 29 мая под заголовком "Rockefellers and Rothschilds unite". Название намерено громкое – чтобы привлечь внимание. На самом деле с формальной точки зрения ничего особенного не произошло. Новость состояла в том, что инвестиционный траст RIT Capital Partners лорда Джейкоба Ротшильда (Jacob Rothschild) купит у Societe Generale Private Banking 37% в Rockefeller Financial Services. Это было охарактеризовано как "трансатлантический союз", объединяющий 96-летнего Дэвида Рокфеллера (David Rockefeller) и 76-летнего Джейкоба Ротшильда – патриархов двух семей, чьи личные взаимоотношения длятся уже 50 лет. Для справки: активы RIT Capital Partners на 31 марта 2012 г. составляли около $3,7 млрд.; Rockefeller Financial Services – материнская компания Rockefeller & Co., а последняя действует под торговым именем "Rockefeller Financial"; отчётности по Rockefeller & Co. нет (частная компания) и известно лишь, что клиентские активы в администрировании составляют $34 млрд. "Официальную" информацию можно узнать из пресс-релизов RIT Capital Partners и Rockefeller Financial, которые вышли несколько позже, чем материал в Financial Times – утром 30 мая. Как видно, размер фирм совсем небольшой, как по мировым масштабам. Другое дело – это реальное финансовое могущество данных двух семей. Возможно оно действительно реально, но вполне возможно, что они выступают в роли "аватаров" иных сил, обладающих реальной властью. Последнее представляется гораздо более вероятным. Таким образом, международная финансовая олигархия даёт сейчас сигнал о том, что она повышает уровень "консенсусности" внутри себя. По всей видимости, это шаг, направленный на повышение устойчивости их "системы" перед надвигающимся кризисом, который в полную силу рано или поздно обязательно начнётся – пирамида долгов начнёт рушится, как только кто-то в мире дерзнёт использовать свой финансовый и денежный суверенитет в полной мере и его примеру начнут следовать и другие государства.

Вершиной современной международной банковской системы является, безусловно, Банк международных расчётов (БМР). Этот "банк центральных банков" фактически обладает колоссальными регуляторными возможностями. Формально никаких реальных полномочий у БМР нет. Соглашения о достаточности капитала могут имплементировать, а могут и не имплементировать, регуляторы (центробанки и иные) в каждой конкретной стране. Но на практике, как правило, имплементация проходит – иногда быстрее, а иногда медленнее. В ряде случаев внедрение требований к достаточности капитала и сопутствующих им требований, например, к оценке активов, может приводить к сильному сужению возможностей банковской системы страны по кредитованию экономики. Что это как ни добровольная (и компрадорская) сдача части своего суверенитета. Нужно предприятиям, производящим по приемлемым ценам и неплохого качества продукцию, дать финансовые ресурсы, а это де-факто запрещает какой-то БМР. На свою статью о Банке международных расчётов я уже ссылался выше.


В чём может быть альтернатива (1) современному типу денежных и банковских систем и (2) современной международной финансовой архитектуре в целом? Что касается второго, то это сводится к избавлению от зависимости от валют других стран (в основном - доллара США). А этого можно достичь прежде всего за счёт перехода на экспорт за национальную валюту. Что же касается первого пункта, то очевидная альтернатива – монополия правительства на выпуск денег и кредитование экономики. По сути это означает переход от "центрального банковского дела" (central banking) с двухуровневой банковской системой к одноуровневой модели монобанка ("monobank", "mono-bank", "monobanking", "mono-banking"). Я уже упоминал об этом в записи по поводу обсуждения пенсионной реформы.

Ниже я вкратце остановлюсь на некоторых важных аспектах данных альтернатив.

Создание суверенных денег и двойная бухгалтерия

Наиболее сильное направление в современной экономической мысли близкое к тому, за что выступаю я, это так называемая "Modern Money Theory" ("Современная теория денег") известная также как "neo-Chartalism" ("нео-хартализм"). Написано представителями данного направления уже очень много работ и имеются довольно авторитетные исторические корни. Но детальный анализ нео-хартализма выходит за рамки данной записи. Тут следует отметить то, что большинство нео-харталистов выступают за объединение балансов центробанка и казначейства/минфина. По сути, это в том числе означает и подчинение центробанка правительству.

Гораздо более простым и чётким языком идеи по созданию денег для правительства на безвозмездной основе и лишении коммерческих банков права на создание денег изложены в работе Джозефа Хьюбера (Joseph Huber) и Джеймса Робертсона (James Robertson) "Creating New Money - A monetary reform for the information age". Вкратце предлагаемая ими монетарная реформа состоит из 2-х пунктов (цитирую в переводе на русский):

1. Центральные банки должны создавать объём безналичных денег (а также наличных), который они сочтут нужным для увеличения денежного предложения, путём кредитования его своим правительствам как государственного дохода. Правительства затем будут выпускать их в обращение путем их расходования.

2. Должно стать невозможным и сделано незаконным для кого бы то ни было ещё создавать новые деньги, деноминированные в официальной валюте. Коммерческие банки будут исключены таким образом из процесса создания нового кредита, в котором они сейчас участвуют, и их функции должны быть сведены к кредитному брокерству как финансовых посредников.

Но при этом авторы данного предложения выступают за независимость центробанка от правительства. Кроме того, они не отвечают до конца на некоторые важные практические нюансы.

"Суверенные деньги" – это деньги, выпуск (создание) которых монопольно контролирует в конечном итоге правительство страны. По сути, это означает одноуровневую банковскую систему (монобанк) с единым государственным банком (госбанком), напрямую подчинённым правительству. Понятие центрального банка тогда будет отсутствовать вообще. Это будет полностью соответствовать формуле "Деньги – творение государства".

Но есть один важный нюанс, разъяснение которого тут является обязательным. В конечном итоге создание безналичных денег – это простая бухгалтерия. Собственно, всё современное банковское дело обязано появлением двойной бухгалтерии (double-entry bookkeeping) в Италии в XIII веке. Что означает в предложении Хьюбера и Робертсона "кредитования его своим правительствам как государственного дохода"? Тут под словом "кредитования" не нужно понимать выдачу кредита правительству – государственный доход в кредит не получают. Имеется в виду бухгалтерское понятие кредитования счёта - увеличение остатка на счету правительства в центробанке. Но в соответствии с принципами двойной бухгалтерии тогда должно увеличиться что-то и по активу баланса центробанка. Кто-нибудь может сказать, что очевидным образом должен увеличиться долг правительства перед ЦБ – это и увеличит на соответствующую сумму актив баланса ЦБ. Ведь даже в СССР с единым Госбанком было именно так. Но если мы ведём речь о системе единого госбанка, подчинённого правительству, то не абсурдным ли является выдача денег в долг государством самому себе? Гораздо более логичным и правильным является использование в госбанке (или в ЦБ – неважно) статьи актива баланса с названием типа "Эмиссия денег" и тогда эмиссия безналичных денег для правительства будет выражаться в увеличении счёта правительства по пассиву и статьи "Эмиссия денег" по активу (примерно это я и предлагал в своей статье от июня 2009 г. "Украина должна полноценно использовать свой денежный суверенитет"). Но в одной из работ, а именно "Money Creation and the State – A Critical Assessment of Chartalism", мне довелось встретить утверждение о том, что исходя из принципов двойной бухгалтерии ЦБ не может прокредитовать счёт правительства не став его кредитором. То, что я предлагаю, не противоречит основному и наиболее очевидному принципу двойной бухгалтерии – при каждой операции один счёт кредитуется, а другой дебетуется. Однако, это может в некоторой мере противоречить бухгалтерскому понятию актива, как того, что может принести будущие экономические выгоды. Учитываемые на предлагаемом мной техническом активном счёте "Эмиссия денег" суммы конечно же никак не подпадают под определение актива с "будущими экономическими выгодами". Но всё это мелочи. Главное, что с технической точки зрения никаких проблем нет. А уничтожение изъятой из экономики излишней денежной массы будет осуществляться противоположной проводкой – будет уменьшаться счёт правительства в госбанке (в ЦБ) и на такую же сумму уменьшаться статья "Эмиссия денег" по активу баланса.

Экспорт за рубли

Не менее опасной для международной финансовой олигархии является и альтернатива экспорта за национальную валюту. В одной из статей в журнале "Эксперт" мне довелось встретить утверждение - "Еще в 1970-е годы до двух третей экспорта в международной торговле фактурировалось в валюте экспортера". Спрашивается, почему бы сейчас не вернуться хотя бы к 50% экспорта за нацвалюту?

Приведу тут некоторые штрихи движения в данном направлении на примере России 2006 года.

В 2006 году российское политическое руководство некоторыми своими заявлениями внушило определенный оптимизм многим, кто хотел бы, чтобы Россия проводила по-настоящему независимую политику без оглядки на Запад. В феврале 2006 г. Владислав Сурков ввёл понятие "суверенной демократии", подчеркивающее стремление России к сохранению реального государственного суверенитета. А в Послании Федеральному Собранию от 10 мая 2006 г. Владимир Путин прямо заявил о необходимости расширения роли рубля в международных расчётах и организации на территории России биржевой торговли нефтью, газом, др. товарами с расчётом рублями. Хотя это и не было прямым заявлением о необходимости перехода на принцип использования при экспорте для расчетов валюты экспортера (в данном случае рублей), но в целом было близко к этому. Впрочем все эти заявления так и остались заявлениями. Про "суверенную демократию" как некую особую идентичность России уже практически никто не говорит. А история с организацией биржевой торговли нефтью и газом за рубли и то, почему она сошла на нет, заслуживают отдельной статьи с детальным описанием фигурантов и логики их действий.

Незадолго до упомянутого выступления Путина перед Федеральным Собранием - 30 апреля 2006 г. - по телеканалу ТВЦ в программе "Момент истины" ее ведущий Андрей Караулов беседовал с научным руководителем Института проблем глобализации Михаилом Делягиным в том числе и как раз по вопросу рублёвых экспортных расчетов. Вот фрагмент их диалога:

"М.Д. -… мы не готовы по уровню нашей ПВО, потому что, когда мы бросим вызов всей мировой финансовой системе, нам нужно быть готовыми к тому, что изысканно называется "асимметричными и внесистемными воздействиями".

А.К. - Ты говоришь о противовоздушной обороне?

М.Д. - Да.

А.К. - Применительно к рублю?

М.Д. - Когда вы скажете, что вам должны платить рублями за нефть, вы тем самым поставите перед угрозой финансового краха экономики США. И вы создадите угрозу для всей мировой финансовой системы.

А.К. - При чем здесь противовоздушная оборона государства?

М.Д. - Потому что, один самолет, груженный взрывчаткой, будет значительно дешевле, чем негативные последствия для всей мировой финансовой системы. Я утрирую.
"

Я конечно не думаю, что эти высказывания как-то повлияли на процесс, но любопытен сам факт публичного озвучивания такой угрозы.


В завершение скажу вот что.

На мой взгляд, единственная страна, способная бросить вызов современной мировой финансовой системе, это Россия. Китай в гораздо большей мере уже "завязан" на всю эту систему и на него часть этой системы даже делает ставку. Но это не значит, что Китай и другие страны не подключатся к процессу, если его кто-то начнёт. И начать должна Россия. Другой вопрос – готова ли она к этому (уровень реальных угроз я не знаю).